Стихи

Даже мудрейшие литераторы неспособны быть созвучными каждому. Даже у гениев редко встречаются безупречные строки. Даже у классиков хороши для всех немногие стихотворения. В пределах десяти из сотен, сочинённых великим поэтом в течение жизни. Было бы чудесно, если бы читатель после ознакомления со всеми моими стихами, созданными на настоящий момент, посчитал яркими хотя бы два или три произведения.

 

Почти любое суждение об искусстве и литературе субъективно, определяется предпочтениями и качествами личностей оценивающих, а дискутировать о вкусах явно бессмысленно, недальновидно, иногда опасно. Человечеству сотни лет известно, что de gustibus non est disputandum.

Нечасто нравится одно и то же в поэзии атеисту, антигосударственнику, верлибристу — и православному или верующему иной конфессии, патриоту, рифмующему поэту, они живут будто в параллельных реальностях, видят всё по-разному, а если встретятся на нейтральной или не очень территории для спора о своих произведениях, то без правонарушений точно не обойдётся. Вряд ли людям противоположных взглядов стоит разглагольствовать об уровнях талантливости друг друга. Если вдруг что понравилось — замечательно, искренние комплименты служат добру, а озвучивать антипатии и в данном случае, и во всех других нет смысла. Вокруг миллионы произведений, жизнь одна, неразумно тратить на заведомо неприятное даже непродолжительное время.

 

У всех пишущих стихи есть удачные тексты и неудачные, хорошие и не очень. У меня среди опубликованных в интернете и в печатных изданиях встречается много ученических строк, поскольку пишу не с детства и не десятилетиями. Изучаю творчество великих поэтов, пробую стили и жанры, совершенствуюсь.

 

Рифмованная поэзия мне нравится больше, чем верлибры. Метафоры и другие тропы в стихах в наличии. Из гармоничных и дисгармоничных ритмов рифмованных стихотворений предпочитаю гармоничные. Лексика в произведениях не слишком примитивна, встречаются редкие слова и неологизмы.

 

Мне ближе метамодернизм из противостоящих направлений в искусстве XXI века: постмодернизма (термин существует с 1917 г.) — депрессивного, мрачного, саркастического, и метамодернизма (термин впервые громко прозвучал в 2010 г.) — декларирующего в качестве трендов нового столетия возвышенные произведения, романтику, серьёзность, бесконечную сложность, изысканную красоту, сохранение и развитие традиций, произведения на языке XXI века с перекличками с классикой и с почтением к ней, позитивные переоценки опыта предыдущих поколений, интерес к подвигам, героям, великому, умеренный оптимизм, прагматический идеализм.

 

Адресую стихи людям, не совсем погрязшим в тоске, интеллектуалам, оптимистам. Уныние считается грехом согласно нескольким религиям. Не для всех это важно, но факт есть факт. Кроме того, тоскливые настроения отрицательно влияют на качество и продолжительность жизни. Мои произведения читайте смело: иногда светлая грусть, депрессивности нет. Возвышенные строки о прекрасном. В настоящее время придерживаюсь следующих характеристик стихотворений.

 

1. Усложнённость содержания, редко свойственная рифмующим авторам, в отличие от верлибристов. Рифмующий поэт — литератор, обдумывающий ходы в виде рифм, будто шахматист или игрок в шашки, вмещающий эмоции в ритмы, словно музыкант. Обычно не до изобилия семантических изысков. Включить бы в стихотворение один или два тропа, запечатлеть бы основные чувства и ассоциации.

 

2. Стиль бельканто по формам: https://larissapushina.ru/belcanto.

 

3. Стиль саншайн по смыслам: https://larissapushina.ru/sunshine.

 

Создание произведения по своей сути предполагает наивысшую степень свободы. Ограничения помимо государственных законодательных запретов хороши лишь в случаях выбора художника. Например, рифмующие поэты ограничивают себя рифмами и ритмами, потому что желают создавать не обычные тексты, а музыку из слов.

 

В поэтическую книгу «Замок роз» (Москва, издательство «У Никитских ворот», 2018) с шестью рецензиями на рукопись от профессиональных литераторов включены рифмованные произведения, которые можно оценить как технически качественные и фонетически гармоничные по формам. По смыслам стихи тоже небезынтересны, поскольку большинство из них опубликованы в Facebook и оказались созвучными множеству людей различных профессий из разных стран.

 

НЕКОТОРЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ

 

Восход

 

Иногда мне хочется встретить

собеседника, с которым можно,

не стесняясь, поговорить 
о таких вещах, как эдельвейсы…

 

К. Г. Паустовский

 

Балканский карстовый ландшафт,
национальный парк в горах.
Долины пьют на брудершафт
сюиты завтра и вчера.
У лунности твоей руки
мефодиевский громкий вес.
Восхода линии тонки.
Царит Бальмонтом эдельвейс.

 

Комментарии

 

Царь

 

Вблизи в горах — мозаика вершин.
Подальше отойти — корона снега.
Тропой для памяти народной стека
от Аксельрода иль Бутми аршин,
свободофильства бойкий Громозека,
расстрелы, коды храмов, ярость едка.
И нимбов свет над пропастью во ржи.

 

Он был не ангелом, последний царь
империи, опасной миру небом,
библейски кроткой в счастье с чёрным хлебом,
благодарящей волю и за хмарь,
не только ясную, как Грин, погоду
и столбики любви по жизни ходу
до благородства в нас теперь и встарь.

 

Не идеал — но явно лучше тьмы
дворцов, шатров, многоэтажек люда.
Не относился к редким чудам-юдам,
дрожал, как все, в объятиях зимы,
обычным смертным шёл под сенью веры,
любил жену — их фразы атмосферны —
и был добрей, чем веерные мы.

 

Хотел уехать и спастись? О да.
Желал детей женить и выдать замуж,
подвесть их к мудрой лёгкости Сезаму,
поведать, где прощения вода,
увидеть бадминтон бутонных внуков
и чуять в девяносто запах луков,
галантный жар парфюма, холода.

 

Он стал сознательно пред ярым злом
живительно святым повыше мощи
страны от Сочи до полярной ночи,
надэпохальной и в подъём, и в слом.
Где шифрами о Пушкине в дорогах,
где будущего машет недотрога,
где ты и я немереным числом.

 

Комментарии

 

Аккорды

 

У Таврического сада Ургант
и гитарной ностальгии взлёт.
Ритмы о мальчишке в демиургах
не растопят, но убавят лёд.
Розенбаум рядом. Он поёт.

 

Говорит о Лисине и евро,
змеевидных вихрях в США,
катакомбах как тенях шедевров
и о том, как твиты всех смешат,
а ещё о грустном сне «Душа».

 

Жизнь — аккордный луч десятилетий.
Всё проходит, отражаясь в нас.
Школьные миры, советы леди,
анекдот Чубайса, ловелас,
галереи «Нравится» и «Класс».

 

Удивительно, как песня нежно 
перелистывает эр латунь.
Во внимании небес прилежном
одуванчика призывы «дунь!»
и надоблачный сверхчуткий лунь.

 

А InSight о Марсе невлюблённом
шепчет нам восходной тишиной.
Не смотри, прохожий, утомлённо,
лучше хрупкой вечности подпой
и возьми её с другим собой.

 

Комментарии

 

Золотая рыбка

 

«Yesterday», поющий с утром гений,
как мурлыка, будто файл чеширский.
Музыка из беглых удлинений,
текста лик молчит по-пассажирски.

 

Видит золотая рыбка тему,
мир процесса, эхо результата.
Не спеша ведёт ловца к эдему,
где акуна около матата.

 

Музыкант — ведущий в дара танце?
Вряд ли. Дредовый художник тоже.
И Артемий с венчурным китайцем
у проекта в студии пригожей.

 

Сказка по волнам бежит, а сети
эпосов, мольбертов, инстаграма
в океанах Эльз и на Исети
легче хрупкой лунной песни грана.

 

Нежный свет. Мы ловим счастье зорьки.
Удочки рассказывают были.
Буревестник или эйдос Горький
в царстве семицветиковой пыли.

 

Комментарии

 

Снежинки

 

Снежинки помнят Босха и Дали,
чаруют Пушкиным, волнами,
балетом, царственным сказаньем,
вальяжным космосом в сапсане,
щебечут, что никто не станет
вертеть миноры доли нами,
а будут рядом, на лучах, вдали

 

под зорей и закатов тон айвов
чирикать дамочки, не пресса,
не сребреник холмом ужатым,
пищать мейн-кунчики, не Штаты,
влюбляться в мощный код бачаты
адепты слабой воли, стресса
и магии печальных островов.

 

Сейсмографы в объятиях планет
отметят колебаний такты,
но тихих мигов капризули,
качнув романсом влево сутки,
решат лилейно, вознесут ли
шаги в жюль-верновские Анды
тебя, меня и снежный путь к луне.

 

Комментарии

 

Пушкин

 

Величайший российский поэт.
Несравненный. Сравнимый с тобой,
эпохальных лучей менуэт
под влюблённого мига прибой.

 

Он писал и мелодии нас, 
и кантаты о марсовых снах.
Вы вглядитесь получше в алмаз:
в нём Татьяна как символ письма.

 

У рекламы и тени черты
персонажей далёких поэм.
От сияния до черноты
полонезы строки с бытием.

 

Он летит в инстаграме орлом,
день за днём покоряет фейсбук,
на ютубе идёт напролом,
наполняя, как Болдино, звук.

 

Он чарует нас юным дождём,
что хрустально поёт о весне.
Он звенит из картины ручьём,
оказавшимся морем извне.

 

Я люблю тебя, Пушкин, как дом
для поэтов, театров, певцов.
Я люблю тебя, Пушкин, как том,
где не повесть, а неба лицо.

 

Комментарии

 

Ланиакея

 

Мы живём в Ланиакее,
«необъятных небесах»
по-гавайским буквам, Лее,
а ещё по снам вразмах.

 

Эры лепестков галактик
мотыльками светят в ночь.
Наугольник, лунный тактик,
думает, как всем помочь.

 

В миге бойкий юный странник,
чинный годсгодгулус лет,
сотня роз как Google-гранник
и межоблачный браслет.

 

Звёзды Волка, Скорпиона,
Жертвенника и стихов
дарят имя Гермиона,
след, мистраль «и был таков».

 

Что-то где-то взлётно точно,
кто-то шёл когда-то вдоль,
в хрупком запахе цветочном
ты и я, «о’кей», «уволь».

 

Комментарии

 

Паркер

 

— Приветствую, Солнце, — печатает «Паркер»
на космоса нотах, сияющих Бахом,
а может, «Юноной» с Авосем и в арке
рычащей свободы в юбчонке с запахом.

 

— Короны коснулся, эмоции чую,
я ближе к тебе, чем хотели сапфиры
умов гениальных, желавших чужую
из тактов тюльпана с отливом зефирным.

 

— Калинку и кантри, пришелец, станцуем,
я рада посланцу Гагарина с NASA.
Вы впредь помиритесь. Что гневно, то всуе.
Мы с небом о рябчиках и ананасах.

 

Комментарии

 

Квадрантиды

 

Сумерки звёздно вдали от рассвета.
Мы говорим о дилемме вчерашней.
Снегом рисуется нежная дзета.
Знаю, что нет феномена миражней,
чем неторопкое вече мгновений.

 

Но Квадрантиды, поток Волопаса,
будто не ведая эр преходящих,
код уникальности строят как Баста,
жигами Моцарта падают в ящик,
где первоцветы, полёты, аллеи.

 

Вечное смешано с радостью мига.
Сказочен вольный парад метеоров.
Даже политики хмарь светлолика.
Тёмен Зеленский? Да нет, мельхиоров.
Мрачные санкции? Дождичек летний.

 

Тимом Суини, быть может, задуман
контур движка, где чарует нас милость.
Мы нереальны. Планета надлунна.
Словно мелодии «Вам и не снилось»,
всё вдалеке от приостановлений.

 

Комментарии

 

Времена года

 

Задержалась листва, говорит о смартфонах и взглядах,
мировом конфетти, что до радуг желает достать.
«Я люблю» — мыслеформы галактик и клеточек знать —
величаво резвы, соответствуют мигов рысятам.

 

На другом конце парка таинственный снег из далёко,
где шумят гимназисты, чарует беседок уют,
Шамардин и Краснова о шёпоте сердца поют.
В зимнем такте весеннее утро и августа клёкот.

 

Мы стремимся на Марс, там загадки, высоты и облик
необъятного, правда же, Маск? Несравнимого с днём.
А мгновения ждут, что мы линии сказки схлестнём
с теоремой лучей и снежинок из неба символик.

 

Комментарии

 

Юпитер

 

Ты любишь дельфинов, игривых по-детски,
весёлых и чутких, как море в любви,
забывшее бурь дождевые гротески,
поющее львёночком песню «Живи»?

 

Акула боится. Идёт стороною.
Дельфин помощней. И с поддержкой небес.
Не думает кит никогда: «Приуною».
Готов для пьерошных устроить ликбез.

 

На волнах танцуя, дельфин дружелюбен.
Он мил и к своим, и к речам чужаков.
Агрессия? Ладно, чудак, повоюем
за мир без чудовищ и злобы оков.

 

Дельфина Шон Доран увидел на фото
с Юпитера, юной планеты без нас.
Там нет пока Блока, смартфонов и «Otto».
А в небе дельфинчик. Он облако спас.

 

Комментарии

 

Зимний сон

 

Шиповник зацветёт ещё не скоро,
но славная картина Боттичелли,
миры её загадки златокорой
поют с Вивальди на виолончели.

 

Кивают медуницы одесную,
летают гимнов жизни очертанья,
студенты, за руки держась, целуют
гармонии росы и щебетанья.

 

Спокойствие природы величавой
настолько вне сует, отдохновенно,
по-детски либо пушкински курчаво,
что всюду мята юности мгновенной.

 

Берёзовые почки шоколадом,
зелёненькими хвостиками, аквой
выстраивают ароматы ладом,
где нет и следа темноты лукавой.

 

А есть ли мальчик? Ярый зимний холод.
Иль боттичеллиевский шарм над лугом
извечно ликами цветов исколот
как линии души перед разлукой?

 

Комментарии

 

Небо

 

Века рождаются и исчезают снова...

 

Ф. И. Тютчев

 

Начало 1816

 

Мечта вольна, мила, по свежести соснова,

желанное легко сменяется другим,

эпохи расцветают и уходят снова,

но вечно будет небо самым дорогим.

Неправославны? Непонятен мусульманин?

Иудаизм далёк? Победна мгла в душе?

По-видимому, холод манит

почти как риск на вираже.

 

Подумали об ариях ветров и снега?

Но речь о бездне. Хмурой ядерной зиме.

Безжизненности почвы будто из наслега.

Полибытийном одиночестве во тьме,

где никогда не будет ласки, моря, хвои,

сияния над головою больше нет,

вокруг — стенания и вои,

объятий с горечью балет.

 

Везде пути в атеистические сети.

Нетрудно веселиться как хмельной ковыль.

Дарована свобода каждому на свете.

Открыты каватины беззащитных вый

для многомерных привязей к печалям

из-за доступных, томных, сладеньких грехов.

Поздней уныния отчалят?

Фантазии миров стихов.

 

Не учат нас, людей, руины Вавилона,

забытых двадцать первым веком гордых царств.

Алеет в наших мигах призрак эталона

для континентов из шумих, пороков, яств.

Однажды хмуро понимаем: годы в море,

наивный облик в мареве далёких лет,

мечтам привольнее в сеньоре

без опытности эполет.

 

И что же остаётся? Для чего мы были?

К чему десятилетия веселья, дел —

а если подфартило, то и звёздной пыли —

раз всё равно наступит бытия предел?

Найти любовь — чудесная награда в гонке.

Но только если настоящую, не писк,

не приключение в Гонконге,

не к скуке обречённый иск.

 

А будучи влюблённым, проще научиться

других ценить как будто самого себя.

Летит и вверх из романтичных мыслей птица.

Наверное, становимся людьми, любя.

Пусть не изменит это хрупкий срок эфеба.

Мы здесь — до вечности, а для любого суть —

стать ангелом, достойным неба,

сияние во мглу плеснуть.

 

— Живёте в испытаниях, — добавил тихо

из будущего, но горациевский бриз, —

подумайте о позволяемом индиго,

ведь можно всё, величия доступен приз,

и быть прощённым, измениться может всякий,

однажды осознав, что миллиарды вер —

не мотыльки, шмели, козявки,

а двери в свет грядущих эр.

 

Май 2016

 

Примечание. Произведение «Небо» по стихотворному размеру, числу слогов в каждой из строк, количеству строф идентично философскому стихотворению Фёдора Тютчева «На новый 1816 год». Создано через 200 лет после тютчевского: «На новый 1816 год» — зима 1816, «Небо» — весна 2016. Публиковалось в печатной и электронной версиях еженедельника «Еврейский Мир» (Нью-Йорк), в Facebook, в LiveJournal. В окончательной редакции издано в книге «Замок роз» (Москва, издательство «У Никитских ворот», 2018). Метамодернизм, одно из направлений в искусстве XXI века: сохранение и развитие традиций, произведение с перекличками с классикой и с почтением к ней на языке, более соответствующем XXI веку, — о вечном, о ценном для людей многих поколений, об универсальных истинах, стиль бельканто по техническому качеству стихотворения и уровню его фонетической гармонии, стиль саншайн по смыслам строк, перекликающихся с тютчевскими и представляющих в поэтической форме современные тезисы, в том числе ключевую формулу Манифеста о стиле саншайн: смысл жизни — стать или не стать достойным неба. Метамодернизмом в качестве трендов нового столетия декларируются прагматический идеализм, умеренный оптимизм, позитивные переоценки опыта предыдущих поколений, интерес к подвигам, героям, великому, переход от мрачного зубоскальства и саркастических деконструкций постмодернизма к серьёзности, бесконечной сложности, возвышенным произведениям.

 

Комментарии

 

Нимфа

 

Нерей и Дорида, 
влюблённые в море.
Вдали нереида
поэмой славянской,
интригой смутьянской
и югом в поморе.

 

«Как счастье Актея», —
изящная мама,
полёта затея,
играет заколкой
и дум треуголкой
в декорах тумана.

 

«Сияет Актея», —
как тезисов пампа
ко сну тяготея,
бормочет под волны,
для мифов амвоны,
пленительный папа.

 

Но нимфочке грустно,
ей хочется в тучи.
Мгновения с хрустом
глубокого снега.
Как флора сусека,
печали цветущи.

 

Он смертный, он смертный,
любовь невозможна
как образ концертный,
идущий в костюме
по севера дюне,
что десятисложна.

 

Не любит, не любит
и даже не знает,
что там же, где люди,
миры в хороводах,
в тюльпановых одах,
в курлыканий стае.

 

Комментарии

 

Волны
 

Мелодичные приливы,
многобликовый овал,
птичий гомон хлопотливый,
взглядов неба карнавал.

 

Удивляйся этим юным
волнам в ласковых лучах
и забудь, как быть угрюмым,
смыслы дней не в мелочах.

 

Посмотри как чайка, сверху,
йота вечности близка:
мальчик, замок, солнце в дверку,
счастье ветра и песка.

 

Комментарии


Вешний ярд
https://facebook.com/pushinalarissa/posts/643616649153328

 

Народные приметы
https://facebook.com/pushinalarissa/posts/1023665434481779

 

Рождественские блёстки
https://facebook.com/pushinalarissa/posts/500079483507046


Суть жизни

https://facebook.com/pushinalarissa/posts/860330367481954

 

Бельканто
https://facebook.com/pushinalarissa/posts/510351295813198

 

Замок роз
https://facebook.com/pushinalarissa/posts/835479423300382

 

Лермонтовский грот
https://facebook.com/pushinalarissa/posts/643616565820003

 

Тарханы
https://facebook.com/pushinalarissa/posts/564459297069064


Яндекс
https://facebook.com/pushinalarissa/posts/844119302436394

 

Греко-римский блюз
https://facebook.com/pushinalarissa/posts/695779423937050
https://facebook.com/pushinalarissa/posts/700158156832510


Парус
https://facebook.com/pushinalarissa/posts/562545057260488

 

Осень
https://facebook.com/pushinalarissa/posts/614738068707853

 

Книга «Замок роз»

 

https://larissapushina.ru/rosenborg

 

Рецензии

 

https://larissapushina.ru/reviews

 

Отзывы о стихах

 

https://larissapushina.ru/comments