Лариса Пушина.

Настоящее, история, будущее

В авторецензии «Настоящее, история, будущее» история книги «Замок роз», цитаты из отзывов.

 

Стихотворения и манифесты

 

Книга стихотворений и манифестов «Замок роз» с несколькими рецензиями на рукопись от профессиональных литераторов была издана на средства мецената в 2018 году в издательстве «У Никитских ворот» в Москве, продавалась в «Лабиринте», «Читай-городе» и других книжных магазинах, а также на Московской международной книжной ярмарке. Позже книга обновлена и выпущена в нескольких электронных форматах.

 

В книге «Замок роз» обычное для поэтических изданий число стихотворений и манифесты направления метамодернизм, один о виртуозных формах, другой о возвышенных смыслах поэзии.

 

Стихи обрамлены прологом, отзывами, манифестами для поэтов, прежде всего рифмующих, и для исследователей поэзии, профессионалов и интересующихся искусством музыки из слов в качестве хобби. Книга для широкого круга читателей, для людей различных профессий из разных стран.

 

Открыв книгу, можно ограничиться стихами, если привлекают только художественные произведения. Или прочесть до стихов пролог и манифесты, если интересует познавательная литература, в данном случае о поэтическом искусстве.

 

Автор — совершенствующаяся поэтесса. Практик, а не теоретик. За годы интенсивного совершенствования в стихосложении стала поэтом-виртуозом, по мнениям некоторых добрых людей, с которыми не согласна и продолжает изучать поэтическое искусство. Имеет кроме высшего юридического высшее языковое образование. Собой обычно недовольна: всегда можно выразить эмоции и мысли в произведении точнее и изящнее. Но с нежностью относится к чужим строкам: прекрасное есть почти во всём, и если кажется, что его где-нибудь нет, обычно это означает, что произведение создано для людей с иными мировоззрениями и предпочтениями.

 

Даже самый сложный для восприятия текст в книге, Манифест о поэтическом стиле бельканто, написан таким образом, чтобы его смог понять почти любой человек.

 

Степени технического качества поэзии, хорошие ли рифмы в поэтическом произведении, уровни фонетической гармонии стихотворений благодаря Манифесту стало возможно определять и начинающему стихотворцу, желающему стать лучше в искусстве поэзии, и другим читателям, интересующимся поэтическим искусством, а не только поэтам, много лет создающим рифмованные произведения, нередко способным сразу видеть, какое стихотворение качественное и виртуозное, какое нет.

 

Стоит заметить, что объективно некачественным поэтическое произведение может быть не в связи с отсутствием поэтического дара, литературного опыта, вдохновения, таланта стихосложения или хорошего настроения поэта: постмодернисты намеренно деконструируют изящное и великое, примитивизируют обычное, пишут максимально дисгармоничное.

 

Кроме того, сегодня поэт может создать небрежное стихотворение, одно из сотен проходных у каждого стихотворца, а на следующей неделе или через год шедевр. Если поэтическое произведение возвышает людей духовно, оно состоялось вне зависимости от степени изящества, оно важно для общества.

 

Созерцание и свет

 

В человеке главное: добрый или злобный.

 

В произведении главное: катарсис, нравственное очищение, возвышение души через искусство.

 

Поэтическое мастерство, то есть высокое искусство в поэзии:

 

техническое мастерство

 

+ созерцательное мастерство

 

+ духовное мастерство.

 

Или техническое качество

 

+ созерцательная утончённость

 

+ духовный свет.

 

Можно ещё добавить фонетическую гармонию, но это уже чересчур, не каждому близко, понятно и нужно, поскольку есть люди, искренне любящие какофонию или не чувствующие, зачем фонетические изыски нужны.

 

Самое важное в поэтическом искусстве: духовный свет.

 

Бельканто

 

Манифест о поэтическом стиле бельканто: о художественной форме, о развитии поэтического искусства, об эстетическом новаторстве, которое не изменяет обычное до неузнаваемости, а гармонизирует его, инициирует повышение известных уровней, открывает новые пути искусства, преобразующие литературные традиции, о произведениях на языке XXI века с почтением к классике и позитивными переоценками опыта предыдущих поколений, об экспериментальной литературе, ориентированной на обновление принципов письма, высокий уровень технического качества стихотворений, фонетическую гармонию поэзии, о системе норм поэтического языка, применимой полностью или частично по мере способностей и желаний, о критериях для виртуозной поэзии.

 

Саншайн

 

Манифест о стиле саншайн: о тематике современной литературы, о смыслах поэзии, о гуманизме в поэтическом искусстве, об ответственности создателей произведений литературы и искусства перед современниками и потомками, о поэзии со знаком плюс, о предпочтениях художниками слова и другими творческими людьми оттенков радости, счастья, светлой грусти вместо красок мрачного уныния или разрушающей депрессивности, об изменении поэзией к лучшему души человека и взаимопонимания между народами, о необходимости заботиться о здоровье, благоденствии, долголетии ближних и дальних, а не пиарить низменное, приближающее к концу света, о творчестве на благо мира, а не во вред себе, другим личностям, обществу, о нежности к миру и людям, об отказе в художественных высказываниях по возможности от серого, чёрного, грязного в пользу многоцветности и духовной силы, о возвышенной поэзии.

 

Метамодернизм

 

Метамодернизм — понятие, отражающее изменения и состояние культуры XXI века. Глобальный культурный процесс. «Доминирующая культурная логика» [Vermeulen, van den Akker 2015]. И одно из направлений в искусстве, существующее наряду с другими.

 

Параллельные и перпендикулярные метамодернизму направления всегда будут, потому что не все люди способны искать глубины и высокие смыслы, без злобы и с максимально возможным пониманием относиться к чуждому, не зацикливаться на зубоскальстве вплоть до желчности, а колебаться между противоположностями и пытаться находить прекрасное если не во всём, то во многом.

 

Светлый, переменчивый, колеблющийся, как солнечные блики, метамодерн — термин впервые громко прозвучал в 2010 году в эссе «Заметки о метамодернизме» голландских философов Тимотеуса Вермюлена и Робина ван ден Аккера [Vermeulen, van den Akker 2010], — противопоставляется депрессивному, саркастически ухмыляющемуся, мрачному постмодерну — термин существует с 1917 года, появился в период Первой мировой войны, в разгар декадентских течений, в работе немецкого писателя Рудольфа Панвица «Кризис европейской культуры» [Pannwitz]. Но метамодернизм берёт ряд черт из постмодернистского направления, в частности, предлагая быть серьёзными не до фанатизма, идеалистами не забывая о скептицизме, а также изредка иронизировать. Например, создаются псевдобезнравственные стихотворения как стёб над постмодернистами, сочинявшими псевдоморальные произведения.

 

В качестве трендов нового столетия метамодернизмом декларируются прагматический идеализм, умеренный оптимизм, позитивные переоценки опыта предыдущих поколений, интерес к подвигам, героям, великому, сохранение и развитие традиций, произведения с перекличками с классикой и с почтением к ней на языке, более соответствующем XXI веку, — о вечном, о ценном для людей многих поколений, об универсальных истинах, переход от мрачного зубоскальства и саркастических деконструкций к возвышенным произведениям, серьёзности, бесконечной сложности, романтике, изысканной красоте.

 

«Поскольку постмодернизм характеризовался такими чертами, как деконструкция, ирония, стилизация, релятивизм, нигилизм <…> дискурс о сущности метамодернизма будет охватывать процесс возрождения искренности, надежды, романтизма, влечения и возврата к общим концепциям и универсальным истинам до тех пор, пока мы не лишимся всего того, что было усвоено нами в рамках культуры постмодернизма» [Тёрнер].

 

Литература

 

1. Тёрнер, Л. Метамодернизм: краткое введение / Л. Тёрнер; перевод с англ. А. Устиновой // Metamodern: Журнал о метамодернизме. — 2015. — 21 ноября. — URL: http://metamodernizm.ru/briefintroduction/.

 

2. Metamodernism: Historicity, Affect, and Depth after Postmodernism / Ed. by Robin van den Akker, Alison Gibbons, Timotheus Vermeulen. — Rowman & Littlefield International, 2017. — (Radical Cultural Studies).

 

3. Pannwitz, R. Die Krisis der europaeischen Kultur / R. Pannwitz. — Verlag Hans Carl Nuernberg, 1917.

 

4. Vermeulen, T. Notes on metamodernism / T. Vermeulen, R. van den Akker // Journal of Aesthetics & Culture. — 2010. — Volume 2. — Issue 1. — URL: https://tandfonline.com/doi/full/10.3402/jac.v2i0.5677.

 

5. Vermeulen, T. Misunderstandings and clarifications. Notes on «Notes on Metamodernism» / T. Vermeulen, R. van den Akker // Notes on Metamodernism. — 2015. — June 3. — URL: http://metamodernism.com/2015/06/03/misunderstandings-and-clarifications.

 

Четверть века

 

Русскоязычная поэзия с начала 90-х годов прошлого столетия до середины 10-х годов нашего века отдалялась от того, чтобы являться и считаться искусством. Поэзия в стране Пушкина низводилась до абырвалговых текстов, не требующих ни способностей, ни умений, ни даже хорошего знания языка.

 

А по смыслам поэзия — за исключением детской, во все времена нежной, — стала настолько далека от света и добра, насколько возможно: депрессивность, безнравственность, пропаганда низменного, пиар всевозможных пороков.

 

Часто в связи с позитивными аннотациями и вполне благообразными цитатами или даже целыми хорошими стихотворениями в отзывах случается открывать издание тех лет с произведениями одного или многих стихотворцев и ужасаться: смыслы — преимущественно грязь, негатив, ненависть, грубость, беспросветность; формы — чаще всего верлибрические и будто созданные иностранцами на чужом и нелюбимом языке.

 

Верлибры прекрасны и даже идеальны для переводов поэзии. Автор книги «Замок роз», уделяющая большое внимание техническому качеству стихотворений на русском языке, незаурядности рифм, фонетической гармонии, — сторонница переводов верлибрами любых поэтических произведений, в том числе рифмованных.

 

Даже если человек профессионально владеет иностранными языками и гениален в качестве рифмующего поэта — сколько таких личностей в мире? а переводчиков поэзии тысячи! — переводчик почти непременно создаёт, рифмуя, не столько переводы, сколько новые произведения. Иногда это достойно восхищения, как любая хорошая работа, но обычно не очень правильно по отношению к авторам оригиналов, читателям, истории поэзии.

 

Верлибрическая литература на родных языках многообразна. Существуют верлибры очень сложные, полибытийные, многомерные, в которых каждая фраза продумана до мельчайших деталей, удивительна, шедевральна. Есть верлибры, состоящие из строк простых, при этом ярких и талантливых, они чаруют вольностью форм и мощными эмоциями.

 

В годы, о которых речь, появилось и всячески культивировалось литературными функционерами множество верлибров, похожих на произведения полуграмотных.

 

Скверно зарифмованные и дисгармонично ритмизованные тексты о мраке и грязи дополняли удручающую картину упадка русскоязычной поэзии. Немаловажно и то, что не только великолепные верлибры, случается, более прекрасные, чем музыка из слов, — но и абырвалговые, инфузорные по формам и ужасные по смыслам тексты приравнивались к тонкой по содержанию и технически сложной рифмованной поэзии, оценивались наравне с ней по той или иной субъективной шкале редакторами изданий, экспертами, членами жюри конкурсов, — выразительно или не очень выразительно, кажется или не кажется новизной, — хотя рифмующие поэты тратят время и энергию на создание музыкальных картин, а не только на вербализацию мыслей.

 

Пропаганда и экспансия литературы, чуждой российским традициям, а иногда и здравому смыслу, были очень мощными.

 

Литературные традиции России и поэтическая культура страны уничтожались одними людьми — бездумно: «как все, так и я», другими — по зовам сердец и умов со специфическими вкусами, третьими — на зарубежные гранты.

 

Слова «мораль», «добро», «свет», «патриотизм», «нравственность», «благо» с начала 90-х годов XX века до середины 10-х годов XXI века в русскоязычном поэтическом мире произносились иронично, поэты в шутку и всерьёз заявляли, что они на стороне тьмы, бравировали безнравственностью, не осуждали хамство и оскорбления, не стеснялись низменного, порочного, своей злобности в произведениях и в общении.

 

Нельзя сказать, что всё это, сохранившееся в печатном и электронном виде, безусловно и безапелляционно ужасно. Находились читатели для этих поэтов, были люди, влюблённые в их творчество, хотя бы их близкие. А если кто-нибудь произведения любит, значит, они нужны.

 

Но что эта поэзия была ближе к разрушению поэтической культуры, злу, упадку, чем к добру и ренессансу, вероятно, не стали бы отрицать, кроме организаторов разрушения, даже очень циничные люди.

 

Вы скажете: была и традиционная поэзия. Ответ: безусловно, это так. Речь выше о поэзии, которая позиционировалась новаторской, была громкой и хорошо рекламируемой в литературном мире, зачастую именовалась постмодернизмом, хотя и не всегда: есть много других направлений. А традиционные поэты — почти метамодернисты, стоит им повысить уровень виртуозности и почаще выбирать не очень печальные темы для стихотворений.

 

Быть метамодернистами точно лучше, чем «замшелыми традиционалистами», которыми позволяют себе именовать авторов рифмованных стихов авангардисты:

 

1) обычные верлибристы, вычурно располагающие верлибры на страницах или затейливо, с фантазией, иногда гениально представляющие их публике;

 

2) поэты, добавляющие к широко распространённым формам или популярному в данную эпоху содержанию стихотворений что-нибудь незначительное, одно или два изменения либо правила;

 

3) авторы замечательной, сложной, высокоинтеллектуальной, давно широко распространённой в качестве шахмат для поэтов, но нелегко воспринимаемой читателями комбинаторной поэзии;

 

4) новаторы, то есть в полном смысле слова авангардисты, их немного, но они есть, встречаются во все времена.

 

Avant-garde — это и многообразные течения в искусстве на рубеже XIX и XX веков, и название для любого экспериментального искусства, а в переводе — «передовой отряд».

 

Пришло время продолжателям дела Пушкина, создателям музыки из слов, стать передовым отрядом в русскоязычной поэзии. Никого не притеснять и не сбрасывать с пароходов современности, но встать вровень с экспериментаторами, чаще всего верлибристами, или немного впереди них.

 

Эволюция и бархатная революция в культуре. Белое начали называть белым, прекрасное прекрасным. Метамодернизм актуален во всех видах искусства, и означает он прежде всего сохранение традиций, почтение к традициям, развитие традиций.

 

Четыре года

 

Книга «Замок роз» существует с 2018 года, а создавалась несколько лет. В 2015—2018 годах будущие манифесты публиковались в виде разделов и заметок, например, «Время на жизнь» и «Красота светла» в блоге в Facebook, «Алмазы вечности» в газете «Нью-Йорк православный», «Литература для юных» и «Формула смысла жизни» в московском литературном еженедельнике «Поэтоград».

 

Многие друзья и подписчики в Facebook автора книги «Замок роз» так или иначе связаны с поэзией и литературой: пишут, критикуют, систематизируют, формируют альманахи, редактируют журналы, занимаются издательской деятельностью, создают конкурсы и премии.

 

Идеи будущих, в дальнейшем изданных манифестов, длительное время распространявшиеся в печатных и электронных публикациях, постах в блогах в социальных сетях и на блог-платформах, сотнях комментариев к постам о поэзии, литературе, искусстве, а позже — в достойно изданной печатной книге «Замок роз», с августа 2018 года в бесплатной PDF-версии книги «Замок роз» на авторском сайте и в соцмедиа, затем в цифровой книге «Замок роз», изданной в нескольких форматах, размещённой в электронных библиотеках и на многих интернет-площадках известных представителей рынка электронных книг, включая ЛитРес, Apple Books, Google Play, — не могли хотя бы в некоторой степени не воздействовать на общество.

 

Отчасти благодаря этому и, безусловно, вследствие распространения метамодернизма в различных видах искусства во многих странах, добрых инициатив современников в сфере культуры, мудрых действий в области культуры и искусства людей с организаторскими способностями, осознающих перспективность творчества, возрождающего свет в душах, для мира на планете, для счастья ближних и дальних, а не во вред себе и другим личностям, — к настоящему времени поэтические произведения на русском языке стали романтичней, мягче, нежнее. В блоги стихотворцев в социальных сетях и на блог-платформах приятно зайти: много света. Содержание поэзии в премиальных листах и на страницах газет, журналов, альманахов становится позитивнее. Появились новые поэтические конкурсы и другие проекты со словами «добро», «нравственность», «литература о счастье» в регламентах.

 

«В начале было Слово». Каждое стихотворение, особенно рифмованное, — уникальная музыка из слов, объединяющая всегда мощные лексические единицы с энергией лаконичного высказывания и шекспировским, ломоносовским или пушкинским ритмом, — влияет на множество современников, их мировоззрения, отношения и настроения, а в потенциале может воздействовать на миллионы и миллиарды потомков, поскольку текст способен жить вечно.

 

В издании «Замок роз», манифестах и публикациях до выпуска книги — о ренессансе и развитии поэтического искусства, о произведениях нежных, светлых, возвышенных по смыслам и технически качественных, фонетически гармоничных, виртуозных по формам. Это интересно литераторам, желающим создавать стихотворения, яркие по формам и позитивно влияющие содержанием на ближних и дальних, и современникам различных профессий из разных стран, любящим поэзию. Это меняет поэтическое искусство. Это может менять к лучшему души людей, взаимопонимание между народами, будущее планеты, как всё светлое.

 

Цифровая книга

 

С целью широкого распространения идей манифестов PDF-версия книги «Замок роз» в течение длительного времени была в открытом доступе на сайте автора и в соцмедиа. Полные тексты манифестов также бесплатно размещены в интернете. Кроме того, Манифест о поэтическом стиле бельканто издан в виде брошюры. Позже книга «Замок роз» обновлена и выпущена в нескольких электронных форматах.

 

Печатная книга

 

Пушина, Л. Ю. Замок роз / Л. Ю. Пушина. — Москва: У Никитских ворот, 2018. — 500 экз. ISBN 978-5-00095-579-6.

 

Поэтическое издание «Замок роз» выставлялось на Московской международной книжной ярмарке в 2018 году: http://uniki.ru/2018/09/06/knigi-larisy-pushinoj-na-mmkvya/. Печатная книга «Замок роз» издана на средства мецената Марины Дмитриевой в августе 2018 года в Москве. Издание: в твёрдой обложке, на мелованной бумаге. Издательство: «У Никитских ворот», прекрасное издательство, выпустившее в серии «Московские поэты» и в других сериях множество книг ярких современных стихотворцев, профессиональных литераторов.

 

В поэтическом мире много традиционалистов, пугающихся терминов с корнями «модерн» либо «авангард» и даже стихотворений без заглавных букв в началах всех строк, — и постмодернистов, представителей депрессивного, мрачного, саркастически деконструирующего всё и вся направления, которому на смену и пришёл метамодернизм в различных видах искусства в XXI веке.

 

Чтобы традиционалисты в связи с отзывами своих друзей смотрели на книгу с меньшей опаской, а постмодернисты ознакомились с суждениями своих хороших знакомых и не проявляли агрессию к чуждым идеям и стихам, — в книгу включены шесть рецензий на рукопись от профессиональных литераторов, в том числе от Натальи Ахпашевой, поэта с тремя высшими образованиями и учёной степенью по филологии, и от Дмитрия Бобышева, всемирно известного поэта из «ахматовского квартета», профессора американского университета в течение более чем двадцати лет, литератора с легендарной биографией, связанной с Ахматовой и Бродским.

 

Настоящее чудо, что совершенствующейся поэтессе удалось познакомиться с живущим за океаном гениальным Дмитрием Бобышевым. Может быть, его строки — это самое ценное в книге. Его поэзию одобряла Анна Ахматова и посвящала ему стихи, он есть на фотографиях с Иосифом Бродским и Сергеем Довлатовым, он есть в истории литературы в качестве одного из самых известных поэтов и литературоведов.

 

Автор считает приятной обязанностью выразить признательность чудесному меценату Марине Дмитриевой, замечательному московскому издательству «У Никитских ворот», литературному редактору книги Наталье Ахпашевой, деликатной и мудрой, талантливым и очень добрым литераторам, авторам рецензий на рукопись: Наталье Ахпашевой, Дмитрию Бобышеву (США), Валентине Ерофеевой-Тверской, Геннадию Калашникову, Нине Красновой, Станиславу Секретову и авторам отзывов об изданной книге: Ольге Глапшун (Испания), Анне Ставинской, Матвею Давыдову, Валерию Сабитову.

 

Цитаты из отзывов

 

«Возможно, поэтесса экспериментирует в области формы, стремясь отыскать некую формулу совершенства? Отчасти это подтверждает Манифест о поэтическом стиле бельканто. Я согласна с его требованиями — как автор, признавая их своего рода „техническим“ ориентиром. Из опыта скажу, что достичь полного соответствия непросто, и меня впечатляет, что стихи самой Пушиной приближаются к задекларированному в отношении формы абсолюту».

 

Наталья Ахпашева, поэт, литературовед

 

«Мне по душе и более высокая мера, которую поэтесса предъявила себе и другим. Я имею в виду очень удачно, даже афористично выраженную идею, вложенную в знаменитую шекспировскую строчку из „Гамлета“. Я сам в своё время ответил на этот вопрос недвусмысленно: „Быть и противобыть!“, выражая свою гражданскую позицию. Но Лариса Пушина неожиданно и совершенно правомочно повернула смысл этой дилеммы: „Быть или не быть достойным неба!“ Это — крупно. Это — девиз, словесная эмблема поэзии, жизни и, может быть, литературной судьбы. Важно вовремя сделать этот выбор и держаться его всегда».

 

Дмитрий Бобышев, поэт, литературовед (США)

 

«В душе поэта глубинная связь с пространством и временем. Явь, переплетённая с неведомым миром, интригует, завораживает и не оставляет возможностей для равнодушия. Рядом с любовной и пейзажной лирикой в книге возникают фантастические, кое-где перегруженные образами и тайными смыслами строки и строфы, но всё естественным путем сращивается, делается единым и неделимым».

 

Валентина Ерофеева-Тверская, поэт

 

«Книга Ларисы Пушиной радует, удивляет, потрясает и привлекает к себе особое внимание тем, что автор стремится в стихах не просто выразить свои мысли, чувства, переживания, своё видение и восприятие мира, но сделать это с высоким искусством, в стиле литературного бельканто (красивого, благозвучного, музыкального стихосложения) и в стиле саншайн (светлого творчества, насыщенного не негативной, а позитивной энергией)».

 

Нина Краснова, поэт

 

«Стихи её книги „Замок роз“ созданы по законам пламенеющей, светящейся прекрасной музыки. Можно, конечно, спорить с иными положениями манифестов, можно усомниться, что все они применимы к творческому волеизъявлению, что поэзия живёт только в прекрасных, гармоничных формах, но вспомним слова Пушкина и оставим поэту право на свои законы. Ясно одно: манифесты Ларисы Пушиной утверждают поэзию как чудо, как живое, трепетное движение души, как вольное парение слова. „Есть два способа жить. Первый — словно чудес не существует. Второй — будто всюду чудеса“, — цитирует поэтесса Альберта Эйнштейна. И совершенно ясно, какой из способов она для себя и своих стихов выбирает».

 

Геннадий Калашников, поэт

 

«В поэзии Ларисы Пушиной сочетаются мудрость, гармония и неуёмная тяга к познанию мира. Её стихи легки и воздушны, но в то же время они наполнены глубокими наблюдениями. Философский взгляд на природу, изучение жизненных смыслов, поиски красоты в мелочах…»

 

Станислав Секретов, критик

 

«Помимо новшеств, таланта, глубоких познаний важна личность самого автора. Именно она — тот свет, который озаряет его творчество. И тут самое время сказать о «стиле смыслов» произведений Ларисы Пушиной — саншайн! Как многие другие люди, не могу не процитировать его ключевую формулу: „Смысл жизни — стать или не стать достойным неба“. Каждый, кто ещё не успел ознакомиться с Манифестом о стиле саншайн, может прочувствовать всю суть и глубину авторской и жизненной позиции Ларисы Пушиной уже по одной этой формуле».

 

Ольга Глапшун, поэт, филолог (Испания)

 

«В произведениях Ларисы Пушиной подчёркивается интерес к возрождению ценностей, важных для большинства людей. В творчестве поэтессы читатель отчётливо услышит отголоски великого, увидит обращения к наследию классиков. Сохранение традиций сочетается с современными тезисами, а также с виртуозностью стихотворений. Стихотворения привлекают изяществом, интересными сочетаниями слов, неординарными рифмами, удивительной свежестью, замечательной лёгкостью. <...> Книга предлагает начинающим и давно пишущим поэтам, современным и тем, кто увлечётся поэтическим творчеством в будущем, о многом в жизни и в искусстве задуматься. Книга Ларисы Пушиной „Замок роз“ помогает понять, что сочетать высокие уровни технического качества и фонетической гармонии с небезынтересными смыслами при создании стихотворений — во-первых, возможно, во-вторых, увлекательная интеллектуальная игра, сравнимая с шахматами, в-третьих, способствует развитию поэтического искусства».

 

Анна Ставинская, философ, романист

 

«Говоря о книге Ларисы Пушиной „Замок роз“ (Москва, издательство „У Никитских ворот“), сложно промолчать о том, что её произведения меняют представления о современной поэзии. <...> „Замок роз“ — книга революционная. Но это не чеканные строки, предполагающие прочтение с трибуны и окатывающие читателя ледяной водой. Это тёплые светлые стихи, звучащие на понятном читателю языке. Они интеллектуальны, но не злы, интимны, но не вульгарны. Следуя метамодернистским манифестам бельканто и саншайн, Лариса Пушина сумела соединить в своей книге традиции и эстетическое новаторство, инновации в сфере художественной формы и тематики произведений, романтику и серьёзность, сияющий позитив и прагматизм, позволившие создать стихотворения, необыкновенно яркие по смыслам, а технически и фонетически близкие к совершенству».

 

Матвей Давыдов, книжный блогер

 

«Стихи в стиле бельканто... Не увлечён поэзией. Но тут — внутреннее чувство (Альтер-Эго?) направило. У поэтессы обширная картина мира, обильная смыслами и чувствами. Отсюда — нежданные столкновения-сплетения метафор, яркие ассоциации с отдалённым. Полутона эмоций перетекают в моё воображение. Общее впечатление — лёгкая радость».

 

Валерий Сабитов, писатель, философ

 

Сапфировый век

 

Может быть, наше время назовут в будущем Сапфировым веком поэзии по аналогии с Золотым и Серебряным. Стихотворцы стали чаще смотреть на небо, думать о великом и чудесном, оценивать реальность сквозь призму вечности, так что почему бы и нет. В поэзии много любви, музыки, света, ренессанс рифмованных форм, и народ начинает интересоваться современными стихотворениями. Интернет даёт бесконечные и невероятные в предыдущие столетия возможности для издания, пиара, обратной связи. Поэты могут получать отклики от людей многих профессий из разных стран на только что опубликованные произведения. В будущем случится немало удивительного, интересного, фантастического. Но настолько резкого рывка, как грустное творчество в издательский стол — радостное творчество для всемирной аудитории, — не будет никогда. Чудесный период для витающих в облаках. Необыкновенное время цвета благосклонного неба. Начало эпохи метамодернизма в различных видах искусства и Сапфировый век в поэзии.


Пушина, Л. Настоящее, история, будущее / Л. Пушина // На благо мира. — 2019. — 20 октября. — URL: https://nablagomira.ru/blog-author/pushina-larisa/795/view. — Авторецензия на книгу: Замок роз / Л. Пушина. — Москва: У Никитских ворот, 2018.

 

Стихи

 

Книга «Замок роз»

 

Отзывы

 

Главная › Рецензии › Лариса Пушина. Настоящее, история, будущее